Январь 10, 2018 19:59

NOVEMBER WALK

lazy morning

Знаете то чувство, когда хочется облачиться в новое шерстяное пальто, одеть обувь на низком ходу и нырнуть в круговорот ноябрьских улиц, захватив с собой четвероногого друга? То,чувство когда хочется рисовать солнце на свинцовом небе и греть замерзшие пальцы о любимый кофе..То,чувство когда хочется бездумно бегать по пешеходным переходам и дарить улыбки уставшим водителям, ждущим свой зеленый цвет. Когда хочется всего на один день стать наблюдателем...

Это утро мы начали прогулки по Пушкинскому въезду...

В центре, в сердце города, должно быть шумно, людно и суматошно. Такое место однозначно не может быть «тихим». Но все же в центре любого города есть закоулки, улочки и переулки, где шум и суматоха большого города волшебным образом исчезают, а остается лишь чудесное очарование этих маленьких «оазисов». Это место обволакивает и будто переносит нас в тихую гавань...

А Вы знали о том,что улица Пушкинская до 1899 улица носила имя Немецкая? А Пушкинской она стала к 100-летию со дня рождения поэта.

Для этой съемки мы использовали два образа, стилистом выступила очень талантливая девушка Настя, которая с детства мечтала стать дизайнером одежды и ей это удалось. Именно ее изделия стали нашей базой для создания "типичного воскресного утра в центре города"

В детстве мне переулки больше нравились, чем улицы. И в них до сих пор еще что-то осталось для меня от их прежнего очарования. В них мне было интереснее играть, в таких красивых и уютных. И деревья, и кусты, и ограды склонялись к тебе и иногда касались тебя, словно у них были руки и им нравилось ощупывать твое лицо и выяснять, бывал ли тыздесь прежде. И они узнавали тебя. Было такое чувство, будто некая общая тайна связывает тебя с переулками и с теми предметами, что там находились. А вот улицы... что ж, улицы всегда были одними и теми же, на них всегда приходилось быть начеку, чтобы тебя не переехали машины, а в окнах домов вечно торчали чьи-то лица и смотрели глаза, суя свои носы не в свое дело — если можно так выразиться, что у глаз бывали носы.

(Из давно прочитанной книги)